Atmeclub

Об импрессионистах

Разное
Об импрессионистах, мне казалось, я знаю все. Прочитала горы литературы о них. Пересмотрела кучу фильмов. Миллионы раз я видела их репродукции в журналах, альбомах. Всегда удивлялась как одна и та же картина выглядит по-разному в печати. Наверно, у кого какой краски больше в типографии, тот ту и льет, думала я. И видела морские пейзажи то зеленоватыми, то красноватыми, бывали и с желтизной. А какой же настоящий? И вот я попала в Париж. Мне ужасно повезло с экскурсоводом. Изидор (так его звали, хотя нас он попросил называть его скромно Сид) в город был влюблен безумно. Мы носились с сумасшедшей скоростью, чтобы за три дня увидеть все. Изя (спасибо тебе огромное), захлебываясь от восторга не смолкал и давал нам такую информацию, которую не найдешь ни в одном путеводителе. И вот в последний день нашей насыщеннейшей программы он привез нас в Латинский квартал и сказал- на все три часа свободного времени. Кто-то обессиленный упал в ближайшем ресторанчике, кто-то ломанулся в бутики, я же не могла уехать не повидав импрессионистов, тем более, что дань французской кухне я уже отдала, отведав лягушачьи лапки.  Изя, где импрессионисты? Музей Орсе прямо ,- он махнул рукой. И я с подругой на подкашивающихся от усталости ногах помчала вдоль Сены к моей мечте. И вот сбылось! Я стою перед подлинным Моне, Ренуаром, Ван-Гогом, Сислеем, Тулуз-Лотреком. Картины из детства ожили! Они не такие, как в книге. Они настоящие, они теплые. У полотна, над которым творил художник (может страдал, может наслаждался) совсем другая энергетика. Я могу понять людей, которые глядя на репродукцию известного шедевра не чувствуют ничего. Пойдите в музей! Картины работают! Не зря эти работы попали сюда, не зря на аукционах их цена растет. Они гениальны! Что в них? Изучить или понять это до конца нельзя. Время летит, я должна отсюда уходить , а то Изя уедет. Последний раз оглядываю этот потрясающий железнодорожный вокзал, в котором расположился музей. Я сюда еще вернусь и проведу здесь целый день. Мчим с подругой назад. Хоть бы успеть к отъезду. Изидор, увидев нас запыхавшихся и счастливых, первым делом задал, лукаво улыбаясь, вопрос:  Курбе видели?  Мы расхохотались. Никто нас не понимал. Нас троих объединяла великая тайна прикосновения к самому сакральному. Мы говорили о картине  Происхождение мира . Полотно это, написанное в 1866г., никогда нигде не выставлялось. О нем слагались легенды, мифы, трактаты. Оно шокировало даже раскрепощенный ХХ век. На нем женские гениталии, распахнутые ноги. Только в 1995 году музей Орсе выставил его на обозрение. Перед картиной (кстати, покрытой пуленепробиваемым стеклом) притихшая толпа, не меньше, чем перед  Джокондой  в Лувре и охранник, следящий за реакцией публики. А публика, онемевшая и завороженная , прервав на полуслове разговоры, молча стоит. Комментарии перед этой картиной, как по волшебству заканчиваются. Прекрасно! Спасибо вам художники за наслаждение.