Уласевич Тина Васильевна:"Амазонка на коне и безлошадный Принц"




05.11.2013
Автор проекта


________

Амазонка на коне и безлошадный Принц или Слабые мужчины для сильных женщин

- Ты в детстве о ком мечтала?

- О Принце на белом коне...

- А о ком больше?

Ну и что, что конь без Принца

Конь в работе пригодится…

Есть женские души, которые вечно томятся какой-то печальной жаждой невозможной любви и которые от этого никогда и никого не любят.

И. А. Бунин

Многих моих клиенток формально можно отнести к женщинам «Амазонкам». Если под «Амазонкой» понимать (как понимают многие) социально успешную женщину, независимую от мужчин (прежде всего, материально) и гордящуюся этим – «самодостаточную». Красивые (или, как минимум, эффектные), образованные, конкурентоспособные, обладающие ярко выраженными лидерскими качествами, азартные, по-мужски агрессивные, многого добившиеся в профессии, финансово обеспеченные…и, как правило, одинокие или недовольные отношениями с партнером, уже осознавшие, что само-достаточность – это миф (наверняка где-то есть счастливые «Амазонки», но они на терапию не ходят). Запрос: «Почему нет счастья в личной жизни? Почему я не могу встретить партнера, которого могла бы уважать? Почему рядом со мной всегда «слабые» мужчины?» («слабые» – т.е. не соответствующие традиционному стереотипу мужественности).

Если мы вспомним образ «настоящего» мужчины, то – это мужчина-Воин (Рыцарь, Принц в перспективе Король и т.д.), скачущий с мечом в руках в неизвестном направлении, а у забора стоит босая и беременная женщина и утирает слезы рукавом: вернется ли к ней ее сокол ясный, друг прекрасный ? Так и наша героиня, свободная и красивая скачет на боевом коне, только у забора никто не льет слезы, и дома никто не ждет…

А правда - почему? И главное – что делать?

Что мы знаем о сценарии жизни классической «Амазонки»?

«Амазонка»

 Легенды.

Согласно легендам Амазонки были известны как дикие и мужественные воительницы и охотницы.

Сообществу Амазонок не были нужны мужчины, т.к. все их функции приняли на себя женщины. Они обесценивали мужчин, с пренебрежением относились ко всем их достоинствам. Часто женщины-амазонки превращали их в рабов и использовали как обезличенных самцов для деторождения. Таким образом, статус отца был фактически упразднен, и сам отец оставался безымянным. Дочерей обычно возвеличивали, тогда, как родившихся мальчиков часто убивали и калечили.

Современная жизнь.

Образ амазонки может служить метафорой стиля жизни многих современных женщин, которые бессознательно идентифицируются с маскулинностью.

Когда женщин называют безобидными,

Некоторые из них приходят в неистовство,

Они стремятся стать злыми, подражая мужчинам,

И это у них получается. Ругаясь, посасывая сигары

И устраивая бешенные скачки в постели,

Идя напролом, они бьют без раздумий, с бесстыдством

Во взгляде, движимые тщеславием

В ожидании славы: они даже рассуждают, как мужчины!

Каролин Кайзер.

Кто она такая

Амазонка ощущает постоянную недостаточность своих социальных достижений, что приводит человека к маниакальному стремлению к успеху, к непреодолимому желанию быть лучше других (перфекционизм), к потребности в бесконечных подвигах ради самоподтверждения, поиску социального одобрения. Основная функция Амазонки – это достижение цели, эффективность. Экспансия, агрессия, конкуренция, завоевание. У таких женщин мертвая хватка: они придерживаются принципа – сделать или умереть. Жизнь для них – это серьезное испытание и нескончаемая череда сражений, в которых нужно победить. Холодная и беспощадная такая женщина рвется только вперед, не обращая внимания на чувства.  Ее девиз: "Вижу цель - не вижу препятствий".

Женственность, зависимость, незащищенность, - все эти качества вызывают у нее раздражение, она отвергает традиционный женский образ, потому что быть обычной женщиной ей страшно: она боится предательств и измен. Она не может и не хочет казаться слабой, подчиняться и уступать...

Отношение с партнером.

Амазонка вступает в отношения с мужчинами, но эти отношения имеют отрицающий, конкурентный воинствующий характер. Это не общение с человеком, а взгляд на объект, причем взгляд априори недоверчивый и насмешливый. Женщина Амазонка не доверяет мужчинам, она излишне жестка, нетерпелива и категорична, подавляет импульсы ответственности и инициативы в сознании мужчины. Ее философия сводится к принципу: «Не верь, не бойся, не проси» («лагерный» принцип). Основной характерной чертой является то, что в отношениях с мужчиной она главная. Проявлений этого качества существует множество, но при всем их многообразии основная суть сводится к тому, что партнер используется (для удовлетворения физических потребностей, выполнения поручений и т.д.). Приоритеты в жизни таких женщин расставлены так, что на первом месте в жизни может находиться что угодно: карьера, хобби, путешествия. Они сами все решают, а мужчина (постоянный или временный) обречен на подчиненную роль. Унижение мужчины как существа второго сорта записано у Амазонки в подсознании, а качества-реализаторы различаются в зависимости от того, что находится в первичных приоритетах.

Личная жизнь нашей героини может развиваться по трем основным сценариям:

1. Не желая обременять себя никакими связями, Амазонка накладывает табу на сексуальную жизнь и пополняет армию старых дев. Такая женщина не в состоянии ни уважать мужчину, ни просто принимать его таким, как есть. Каждого, кто подойдет ближе, чем на пушечный выстрел, она стремится «раскатать бульдозером». Она может быть мужененавистницей и мстить за поруганную честь (причем не свою, а всех женщин), при этом не важно, произошло ли это в реальности или в фантазии.

2. Следуя природному инстинкту, она заводит периодические, но не регулярные романы с мужчинами, целью которых является отнюдь не брак. В этом случае она рано или поздно разочаровывается в партнере, порывает с ним (или бросают ее) и впадает в сильную депрессию, выход из которой находит в работе. Романы ее, как правило, заканчиваются неудачно, так как все мужчины рядом с ней оказываются слабаками и теряют ее уважение. Если в ее сценарии есть убеждение, что нельзя надеяться на мужчин, что им нельзя доверять, женщина будет стремиться его подтвердить, выбирая ситуации, которые им соответствуют, а если их не будет, Амазонка будет их провоцировать. Она выполняет свою детскую задачу — доказывает, что она лучше мужчин — умнее, способнее, сильнее, не останавливается в своих достижениях. И чем больше она достигает, тем больше нарастает ее раздражение по поводу мужчин.

3. Будучи по характеру социально конформной, она вступает в брак, в котором мужчине изначально отводит роль «виртуального мужа»: муж вроде как есть, а вроде и нет. Внешне подобные Амазонки могут выглядеть вполне женственно и даже на первый взгляд демонстрировать внешнюю услужливость в роли жены и матери. Но, бессознательно принимая на себя роль матери, они низводят мужей до положения сыновей. Для них характерен тип пассивного доминирования, основанного на чувстве вины у окружающих. Все решения она принимает сама, мало считаясь с мнением супруга. У такой пары, как правило, много проблем, в том числе  в сексуальных  отношениях, так как секс между матерью и сыном - это инцест. В целом, такой брак обычно неудачен: мужчина может не смириться с уготованной ему ролью и уйти; найти утешение в пьянстве, и тогда она оставит его сама; превратиться в «подкаблучника», и в этом случае она тоже утеряет интерес к мужу.

Семья, дети

Амазонки, чаще всего, одиноки, но, стремятся иметь потомство. Для этого они пленяют и используют мужчин. Агрессия Амазонок часто осознанна и сопровождается умением взять ответственность за свою воинственность, которая питается архаичной матриархальной идеологией «все мужчины - сво…!». Поэтому Амазонка часто живет в сообществе себе подобных, открыто декларируя свои взгляды и образ жизни.

С детьми и мужчинами у нее нет полного эмоционального контакта, ее мощная концентрация на конкретных целях не позволяет ей улавливать чувства окружающих и делают ее «подслеповатой» в области отношений. Амазонка ощущает свою волю как непогрешимую и доверяет только себе и своей интуиции.

 Секс

Для Амазонки характерен мужской стиль поведения (в смысле, «отданный» мужчинам патриархальной культурой), при котором сексуальный партнер – «добыча», объект «охоты» и «битвы». Легко заменяется на подобный ему другой объект. Требует от мужчины проявления агрессивности, с удовольствием с ним сражается, применяя оружие любой степени разрушительности. Сексуальность Амазонки – вызывающая, интригующая, провоцирующая.

 Почему

Нарисуй меня в латах 

на голое тело, 

будто вместо халата 

я латы надела, 

я накинула латы, 

как халат, после душа. 

А они маловаты. 

А они меня душат...

(В.Павлова)

Причин может быть много. Конечно, прежде всего, надо принимать во внимание отношения с отцом, роль матери и множество других факторов. Теоретически «Амазонка» (женщина с мужской моделью поведения) может быть дочерью авторитарного отца, который не признавал ценность женственности (проблемы с мужчинами правда будут другими), но, гораздо чаще, она является дочерью властной матери и «отца, которого нет» (например, он бросил мать с ребенком, и не принимает участия в жизни дочери), или формально проживает с семьей, но не способен выполнять отцовские функции. "Классическими Амазонками становятся женщины, которые стыдясь слабого отца, решают стать сильными. Их отцы, по сути, были «вечными юношами», вне зависимости от возраста оставались на стадии развития подростка. Они могли быть романтическими мечтателями, безответственными людьми, не способными выдерживать «трудные ситуации». Могли не иметь постоянной работы, так как были не способны ничего доводить до конца, не желали заниматься «рутиной», не хотели бороться, чтобы воплотить задуманное в реальность. Например, «донжуаны», бегающие от одной юбки к другой, алкоголики и т.п. Дочери таких отцов не имели перед глазами необходимой модели мужского авторитета, ответственности и дисциплины. Вся семья держалась на властной женщине, которая являлась для мужа не столько женой, сколько матерью. Именно она следила за порядком в семье" (Леонард). Поэтому в какой-то момент дочь приняла сценарное решение: «Лучшие мужчины – это женщины». В дальнейшем, дочь сохраняет эту бессознательную связь с матерью и идентифицируется с ней. В теории психоанализа именно отцовская фигура олицетворяет собой то, что Карл Густав Юнг называл Другим. Именно отец, его личность и отношение к жизни формирует нашу «инаковость» и уникальность. А если отец нам глубоко противен, значит, и наша индивидуальность нами подсознательно отторгается. «Отец, которого нет» не может помочь дочери в формировании «новой женственности», отличной от материнской.

Можно долго рассуждать, кто виноват, что многие женщины становятся «Амазонками». А многие современные мужчины, не соответствуют традиционному патриархальному стереотипу мужественности.

«Безлошадные Принцы» (слова одной из клиенток) - феминные мужчины, вечные мальчики, мужчины-сыновья,  не способные нести ответственность, принимать важные решения, финансово содержать семью и т.д. и «Амазонки на коне» (успешные маскулинные женщины, "быть на коне" - значит находиться в благоприятных, удачно сложившихся обстоятельствах, иметь успех. )…

Общеизвестно, что женственность и мужественность в значительной степени определяются родительскими образцами, установками, ожиданиями той социальной роли, которую отец и мать играют в семье.

Что касается «безлошадных» Принцев, то будущих мужчин воспитывают женщины (часто ОДНИ женщины): от матери-одиночки до женщин в учреждениях образования. Мать-одиночка, вынужденная «выживать», привыкшая демонстрировать свою "силу" вне дома, это же поведение переносит и в семью - на своих детей. Она подавляет их волю, их инициативу, - как в таких условиях вырасти мужчине сильным? Другая крайность - растить сына ДЛЯ СЕБЯ, относится к нему как к своему мужчине (замещающему ушедшего мужа). Тогда важно, чтобы сын не ушел из семьи, навсегда остался с матерью, а значит никогда не стал взрослым и самостоятельным. Современные мужчины дезориентированы в отношении своей гендерной идентичности: воспитанные женщинами, они вынуждены играть по правилам, придуманным для них матерями.

Так что «ищите женщину»? Виноваты «сильные» женщины-матери, которые воспитывают «слабых мужчин», и вынуждают дочерей становиться Амазонками? Но ведь стали они ими отнюдь не из-за своего удовольствия, а в силу необходимости. Легендарные Амазонки осознанно изгоняли мужчину из своего окружения, ему не было места среди них. Сегодняшние, реальные амазонки, чаще всего амазонки вынужденные...

Откуда вообще берутся женщины, которые «коня на скаку остановят»? Они становятся такими, когда рядом нет мужчины. Опять-таки возвращаясь к истории, это часто происходит, когда мужчины уходят воевать, осваивать целину или уплывают в неведомые дали лет на двадцать в поисках «сокровищ», (а по сути приключений). Если из любой социальной системы убирают сильный пол, часть женщин берут на себя выполнение их функций.

«А кони все скачут и скачут,

А избы горят и горят…»

Или виноваты мужчины-отцы, которые бросали и бросают женщин с детьми, вынуждая их стать Амазонками, не подавая примера традиционного мужского поведения сыновьям?

Или виновато время и общество, в котором смешались традиционные роли?

Когда-то всё было вполне определенно. Мужчина – добытчик и защитник. Он силен, уверен в себе, рассудителен, и за ним остается последнее слово в принятии важных решений. Женщина, прежде всего – «хранительница очага», жена и мать. И, даже если она где-то работает, дом и дети остаются для нее главными приоритетами в жизни. Женщина «обустраивает жилище», лучше знает, как общаться с детьми – и, главное, ей это нравится. Она подчиняется, потому что прекрасно понимает, что зависит от мужчины материально. Сейчас многие (но, конечно не все) женщины больше не хотят чувствовать себя зависимыми и подчиняться решениям мужа, которые далеко не всегда кажутся им приемлемыми. Женщины получили образование, перестали стесняться быть умными и успешными, и готовы самостоятельно отвечать за себя и своих детей. Теперь многие семьи либо быстро разваливаются, либо супруги предпочитают не иметь детей, потому что в доме нет кого-то, кто готов пожертвовать карьерой ради их воспитания. Появилась также большая категория женщин, которые рожают детей «для себя», и пытаются совмещать роль папы с мамой в одном лице.

Разбираться, кто тут «виноват» или «первый начал» – по-моему, бесполезно. Надо понимать, что это – замкнутый круг. Чем более жесткими и самостоятельными становятся женщины, тем более мягкими и пассивными делаются мужчины. И наоборот, чем больше у женщины накапливается недовольства мужской пассивностью, тем активнее она становится. Но, если уж нам повезло жить в эпоху перемен, значит, к этому надо как-то приспосабливаться.

Конечно, были, есть и будут женщины, которые осознанно принимают традиционно женскую модель поведения и довольны своим положением (речь не о них).

Но, были, есть и будут те, которые считают, что женская модель их ограничивает.

Ведь Джудит Виорст еще в далеком 1968 писала:

Где это сказано,

Что мужьям полагаются двадцатипятидолларовые ленчи и приглашения на конференции и симпозиумы в Южную Африку,

А женам полагается бобовый суп из жестянок и культпоходы

с дошкольниками в местное пожарное депо,

И где это сказано,

Что мужьям полагаются встречи с очаровательными юристками,

и с прелестными преподавательницами древней истории,

и с обаятельными художницами, наследницами и поэтессами,

А женам полагаются встречи с прыщавым кассиром в универсаме,

И где это сказано,

Что мужьям по воскресеньям полагается послеобеденный сон

и футбольный матч по телевидению,

А женам полагаются цветные карандаши и картинки

для раскрашивания с детьми,

И где это сказано,

Что мужьям полагаются восторженные похвалы, моральная поддержка

и десять дней подряд горячий чай в постель

при первых признаках насморка,

А женам полагаются заботы по обеспечению всего этого?

И если жена решит в конце концов,

Что пускай муж сам возит ботинки в починку, детей к врачу и собаку

к ветеринару, а она тем временем будет изучать, допустим, нейрохирургию или трансцендентальную философию,

То где это сказано,

Что она всегда должна чувствовать себя

Виноватой?

В наше время модель мужественности для многих (не для всех) мало изменилась, а вот идеальная модель женственности теперь предполагает гармоничное сочетание интересов, связанных с работой и семьей, традиционно женских качеств (мягкость, зависимость, слабость, экспрессивность, эмоциональность, ориентация на других и т.п.) и традиционно мужских, необходимых для достижения высокого социального и профессионального статуса (активность, целеустремленность, иногда агрессивность и др.). Легко ли совмещать несовместимое? Да, в последнее время женщинам часто не хватает именно женственности в ее традиционном понимании, а что в этом удивительного? Приобретая мужские качества, женщина не замечает, что женские - неизбежно начинают убывать… Изменился образ жизни, изменились женщины. И некоторые, по сути, не хотят…быть женщинами.

Если женщина хочет жить так, как традиционно живет мужчина, кто ей может запретить? Но тогда может, стоит это открыто признать? Раз женщине действительно нравится много работать и чувствовать себя независимой (и у нее это получается), тогда надо просто делать это, не пытаясь «вписаться» в рамки «сверхчеловека» (брать на себя двойную ролевую нагрузку): сначала по-мужски выкладываться на работе, а потом судорожно стараясь выполнить все традиционные женские обязанности дома? Да, вы не соответствуете патриархальному представлению о женственности, возможно, даже не хотите детей. И что? Имеете право. Домашние обязанности можно делегировать помощнику или разделить с партнером. Но, вы упорно ищите мужчину соответствующего традиционным критериям мужественности (с традиционным представлением о роли женщины)? Ищите. Возможно, вам повезет…

Вот только, вы замечали, что рядом с «сильной» женщиной очень часто оказывается «слабый» мужчина? Такое впечатление, что система стремится к равновесию. Слабый отец – сильная дочь (и жена). Сильная жена – слабый муж (и сын)…и наоборот. Мужчина и женщина – это как два сообщающихся сосуда. Поэтому, если женщина превратилась в независимую королеву-воительницу, то кто будет плакать у забора, провожая ее в путь? В лучшем случае, слабый и зависимый мужчина, который будет утирать слезы, тоскуя по сильной женщине…

А может ли быть иначе? Даже сказки говорят нам, что это естественная модель отношений.

Сказки.

Во многих сказках (особенно западных) герой и героиня соответствуют гендерному традиционному патриархатному стереотипу, который предполагает в качестве положительных образов сильного доминирующего мужчину и слабую, зависимую, пассивную женщину. Типично для такой культуры то, что с самого детства герой обладает недюжинной физической силой, и в определенный срок проходит испытания (как правило, это физическая борьба с врагами). Чтобы одержать победу над злыми силами (спасти свою возлюбленную или защитить отечество от врага), герой должен обладать такими качествами, как агрессивность, настойчивость, решительность, твердость, бескомпромиссность. Психологические черты, предписанные женщине в рамках такого стереотипа, - терпение, покорность, жалость, сострадание, нежность, доброта, мягкость, жертвенность, стремление к сохранению гармонии в межличностных отношениях. За покорное поведение следует вознаграждение – брак. Героиня ограничена домом, должна заниматься традиционными женскими обязанностями - ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей, от нее ожидается, что она будет подчиняться главе дома – мужчине, который является кормильцем и защитником. При этом порицается авторитаризм хозяйки дома и слабость мужчины. Мужчина, не способный подчинить женщину, осуждается.

Но, таким сценарием, сказки (особенно русские) не исчерпываются. Даже если оставить в покое Ивана-дурака и Василису Премудрую, в таких русских сказках, как "Марья Моревна", "Царь-девица", "Сказка о молодильных яблоках и живой воде", мы встречаем вариант отношений, где фигурируют положительная "сильная" героиня и "слабый" герой.

«Героини русских волшебных сказок - Марья Моревна, Синеглазка, Царь-девица - женщины-богатырши. Помимо обязательной для героини красоты они обладают недюжинной физической силой, что в патриархатном стереотипе - исключительно мужской атрибут. Об их первичной социализации (детстве и ранней юности) практически ничего не известно. Однако трудно представить, что в юности они были такими безропотными и пассивными, как Хаврошечка или Настенька (женские протагонисты патриархатного стереотипа).

Взрослая женщина в этих нарративах "разделяет" с мужчиной сферу общественной деятельности вне дома. Действия и претензии молодой женщины не ограничиваются семейным очагом. Мир в традиционном смысле становится ее домом, который она обустраивает и которым она управляет. Так, первый слух о Марье Моревне достигает Ивана-царевича при встрече с разбитым войском. Оказывается: "Все это войско великое побила Марья Моревна, прекрасная королевна" («Марья Моревна»). В другой сказке Синеглазка сначала побеждает молодца в бою и собирается убить его, но он просит ее о пощаде, а потом становится ее супругом. Здесь фактически повторяется модель любовно-брачных отношений по типу "кто спасает, тот и жених", только с изменением пола "спасителя" и "спасаемого". Красавице не возбраняется самой инициировать любовные отношения. Встретила Ивана-Царевича, прекрасная королевна предлагает ему: "Ну, коли дело не к спеху будь моим гостем. - Иван-царевич тому и рад... После двух брачных ночей полюбился он Марье Моревне и женился на ней" (там же). Позже по ходу сюжета Марья Моревна уходит в поход и оставляет молодого супруга за хозяина: "Вздумалось королевне на войну собираться, покидает она на Ивана-царевича все хозяйство и приказывает: "Везде ходи, за всем присматривай..." (там же).

Подобные героини решительно борются за свое "женское счастье" (с соперницами, и не только), за желанного жениха. Так, богатырша-Синеглазка угрожает отцу жениха: "Царь, отдай царевича! Не отдашь - все царство потопчу, пожгу, тебя в полон возьму" («Сказка о молодильных яблоках и живой воде»).

Таким образом, если в "патриархатных" сказках отчетливо прослеживается осуждение женского доминирования, то, в сказках с богатыршей, главой семьи является положительная героиня, и ее доминирование в семье не осуждается. Мы видим отклонение от патриархатного разделения ролей в семье: жена идет на войну, а муж становится «хранителем семейного очага». Условно мы можем назвать этот стереотип матриархатным, так как анализируемая литература представляет "идеалы женской смелости и независимости и активное участие во всех аспектах социальной и сверхъестественной жизни" (Hubbs, J.)» (Е.Здравомыслова, Е.Геросимова, Н.Троян).

Вывод.

Кто в реальной жизни может быть комплиментарным партнером Амазонки?

Оруженосец. Он готовит еду, чистит оружие, выхаживает после боя, помогает залечивать раны, словом берет на себя все бытовые проблемы.

А кого хотелось бы видеть рядом с собой Амазонке? Равного. Мужчину-воина, отвечающего представлениям о традиционной мужественности. Победителя. Если равным партнерам удается встретиться (их обычно объединяют одни задачи, одни враги), замечательно, но, к сожалению, этот союз, кратковременный. Амазонка – верный и сильный союзник, но жизнь таких героев превращается в ставку Главнокомандующего с перманентным военным советом: где враг, какую избрать тактику наступления, как делить трофеи. Как вы представляете себе постоянный союз двух партнеров, претендующих на одну роль (например, два начальника, равных по статусу, отвечающих за одну сферу деятельности, в одной организации)? Долго ли он останется «союзом»? Такое объединение благоприятно в период завоевания жизненного пространства, но маловероятно в мирное время, потому что если не будет достойных задач, партнеры начнут воевать друг с другом. Если женщина решила на равных конкурировать с мужчиной, то она должна знать, что соперничество подразумевает победителя и побежденного. Сильные мужчины, как правило, не хотят отдавать своего лидерства и играть второстепенные роли.

Многие из нас вкладывают в отношения слишком много претензий, хотят, чтобы они были безупречными, идеальными, такими, какими мы их придумали. Если мужчина, то непременно «настоящий полковник», с соответствующим традиционно мужским стилем поведения, который ассоциируется со стремлением к доминированию и соперничеству, демонстрацией силы и выносливости, агрессивностью, уверенностью в себе, решительностью, предприимчивостью, непринужденностью, низкой чувствительностью, недостаточным вниманием к эстетическим тонкостям и оттенкам человеческих отношений, отсутствием склонности к рефлексии, преимущественным интересом к науке и технике. Вроде, все логично…

Но… весь этот «набор качеств» уже есть у Амазонки. Мужчина, которого упорно ищет Амазонка, не идентифицирует ее как женщину. Поэтому он либо будет упорно ее избегать, боясь ее авторитарности (особенно, если мужчина сильный только внешне), либо сражаться с ней как с мужчиной. На самом деле и сама Амазонка избегает отношений, в которых мужчина будет претендовать на то, чтобы стать центром ее жизни. Она считает нелепой роль "маленькой жены". Взаимоотношения сильной женщины и сильного мужчины будут пронизаны духом соперничества. Если он достигнет признания в обществе, она будет испытывать ревность и так или иначе искать способ его принизить, если Амазонка будет более успешной, ему не даст покоя ее первенство.

Может стоит допустить, что, если женщина не соответствует патриархальной модели женственности, то и мужчина может не соответствовать традиционной модели мужественности? Быть чувствительным к оттенкам эмоций и отношений, мягким, сентиментальным, склонным к рефлексии и анализу поведения, неагрессивным, обладающим богатым воображением, мечтательным, склонным подчиняться (традиционно женский стиль поведения) и т.д.? Обладать тем набором качеств, которого недостает Амазонке? Она очень привлекательна для слабых мужчин. Они восхищаются ею, поскольку она независима в суждениях, обладает непреклонностью воли и умением идти к поставленной цели.

Нет? Такого Амазонке не надо? Она его никогда не сможет полюбить? Она хочет чувствовать себя женщиной, принимать ухаживания, комплименты, подарки, быть за мужчиной как "за каменной стеной" и т.д. Частично это желание продиктовано ее потребностями, частично - социальными стереотипами.

Любовь великий уравнитель, но, чтобы полюбить нужно узнать. А как узнать, если она его как мужчину не идентифицирует? У нее уже такой был (папа), она хотела бы «настоящего» мужчину. Да и что люди скажут, если рядом с ней будет "хлюпик" и "тряпка"?

Так что, если не получается найти "половинку" стоит послушать Ф.Раневскую: «Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально целая»? Самодостаточная? Ох, не думаю, что Раневская это имела в виду…

Значит, будем искать «настоящих» мужчин? Где они? С кем?

Так и хочется написать – с «настоящими» женщинами и закрыть тему. Но, ведь не  все так просто.

Кто, кроме Амазонок, часто ходит на терапию, составляя внушительную категорию клиенток? Например, «Вечные девочки», которые...замужем за мужчинами, подозрительно напоминающими тех, в сердце которых целятся, но никак не могут попасть Амазонки (потому что мужчины слишком быстро от них бегают), Мужчиной Воином (чаще всего «Воином на покое», который уже выиграл основные сражения), вполне соответствующим традиционной модели мужественности, тем, кого безуспешно ищут и не находят Амазонки…

Что мы знаем о мужчине Воине?

Поскольку становление Воина прошло в постоянной борьбе и работе над добыванием ресурса, ему крайне сложно представить, что мир может быть дружелюбным и доставлять радость. Мир Воина – это враждебные джунгли, в которых за каждым листом кроется опасность.

Воину привычнее всего – выживать. Ему комфортнее всего там, где идет война. Причем, не важно настоящая ли это война, где стреляют и убивают, или война с трудностями, или еще какое-либо столкновение. Важно, что есть проблемы, с которыми нужно бороться. Он больше всего чувствует себя мужчиной в ситуации выживания.

Воин, крепко-накрепко запомнил, что женщину можно привлечь лишь одним – ресурсом. Обратите внимание, не своей личностью, а именно каким-то ресурсом. Обычно и традиционно – деньгами. Вот и получается, что главная сексуальная привлекательность Воина – его кошелек. Воин, одержавший ряд побед, часто становится Королем-завоевателем ближе к "закату" жизни. Правит собственным королевством.

Искренне считая, что женщины его любят только за ресурс, Воин в ответ не любит их. По человечески это очень понятно. Это сильная обида. Других любили за то, что у них было изначально, а его – лишь за приобретенные, выстраданные, добытые с потом и кровью ресурсы. Это запоминается. И часто – не прощается.

Женщина для Воина – не партнерша, которая по определению ровня. Она для него – существо однозначно подчиненное, стоящее на ступень ниже.

Самая точная метафора, которая описывает отношения Воина с его женщиной – это подворье. Там есть хозяин. И ещё есть какая-то домашняя скотина: корова, коза, овца. Хозяин, безусловно, заботится о том, чтобы скотинка была накормлена, жила в тепле, чтобы хищник не мог до нее добраться. Ведь если всего этого не сделать – откуда быть молоку, мясу, шерсти?

Воин навязывает женщине свою защиту, утверждая, что с первобытных времен ничего не изменилось, и мужчина должен быть для женщины опорой и защитником, чтобы она была за его спиной, «как за каменной стеной».

Вроде бы все красиво. Ну правда, кто спорит с тем что, мужчина выступает защитником женщины? Однако не стоит радоваться раньше времени. Присмотримся к защите Воина внимательнее.

Его защита – это ограничение и подавление. Да, он каменная стена, защищающая все, что за ней, от невзгод, бушующих снаружи. Но…

Вот узник в тюрьме. Он тоже за каменной стеной, оберегающей его от опасностей внешнего мира. Однако если мы спросим, нравится ли ему такая защита, как вы думаете, что он ответит?

Так и Воин защищает и оберегает свою женщину, чтобы потом иметь возможность «стричь ее», получать какие-то бонусы. Будь то ужин, секс, или чистые и выглаженные рубашки.

Так на что «жалуются» их подруги? «Вечные Девочки», как правило, приходят на терапию с запросом: «Мужчина не относится ко мне серьезно. Не уважает меня. Я не уважаю себя» и т.д. Приходят, когда появляются проблемы в отношениях с мужчиной («кормильцем» и «защитником») когда возраст «поджимает» (становится трудно выглядеть «девочкой»), появляется пугающая перспектива идти работать, принимать решения, нести ответственность, иногда, когда наступает период переоценки ценностей, и человек начинает задумываться «Кто я?», «Какой я?», «Чего достиг в жизни?» и т.д.

Кто такая «Вечная Девочка»?

"Вечная Девочка"

Кто она такая

«Вечная девушка» - это женщина, которая психологически остается юной девушкой, даже если ее физический возраст составляет 50 лет. Она зависима от других людей, и принимает ту идентичность, которая на нее ими проецируется. Тем самым она целиком отдает другим свою силу и ответственность за формирование своей жизни. Зачастую она кажется невинной, беспомощной и ведет себя соответствующе. Это «женщина-пластилин». Очень часто она выходит замуж за авторитарного мужчину и воплощает его фантазии об идеальной партнерше, постоянно демонстрируя то, что он хочет в ней видеть" (Леонард). Она живет ради того, чтобы нравиться: меняет платья, чтобы угодить, готовит все, что партнер захочет, поддерживает все его взгляды, вкусы, старается забавлять в меру своих сил. Ей присуща потребность растворяться в ком-то другом. Вне мужчины для нее ничего не существует (и она не существует). Мужчина для нее советчик, опора и защита. Она для него – ребенок или красивая игрушка. Ее поведение соответствует традиционному патриархатному стереотипу женственности - женщина пассивна и виктимизирована, играет роль приза для победителя.

Отношения с партнером

Каков же может быть прогноз отношений с мужчиной для «Вечной девочки»? Они могут развиваться по нескольким сценариям.

1. Характерен для ситуации, когда партнер имеет недостаточно устойчивую психику (а что вы хотите от Воина, может у него посттравматический синдром?). «Девочке» обеспечен домашний тиран. Она в отношениях будет просить, плакать, ждать и отчасти унижаться, пытаясь вернуть внимание (как скорее всего делала когда-то по отношению к отцу). Этически незрелый человек с легкостью может использовать «девочку» для самовыражения. Например, компенсировать собственные внутренние проблемы за счет унижения ее (а она, в силу своего характера, не станет препятствовать, даже напротив – будет содействовать).

2. Мужчина (как правило, мужчина-отец) может быть вполне доволен своей «Вечной девочкой», поскольку она избавляет его от необходимости заниматься повседневной рутиной в доме, всегда прекрасно выглядит и охотно выслушивает его рассуждения, радуясь возможности разделить взгляды любимого. А уж в том, что она их поддержит, можно не сомневаться. У такой пары обычно нет детей (одного ребенка – самой «Вечной девочки» - достаточно). Если девушку все устраивает, то нет проблем. Она так и останется «Вечной Девочкой». Вот только такое «консервирование» бывает редко.

3. Конечно, теоретически «Вечная девочка» и без терапии, под влиянием  определенных обстоятельств, и, при помощи партнера, может повзрослеть. Но, это еще более редкий  случай. Зачем это партнеру? С женщиной ведь тогда нужно будет считаться. Разве что в их отношениях наступит кризисный период и им придется поменяться ролями (но, обычно это происходит на какое-то время). А затем модель отношений восстанавливается.

Почему.

«Вечная девочка» может быть дочерью отца, который баловал ее до такой степени, что у нее теряется ощущение всяких ограничений («папиной дочерью»), а может быть дочерью «отца, которого нет» (смерть, болезнь и т.д.), образ которого идеализируется. Но, чаще всего, "она является дочерью авторитарного отца, который требовал, чтобы дочь исполняла предназначенные женщине конвенциональные роли… Такие отцы - жестокие, холодные, а иногда и просто безразличные люди, часто лишенные живой жизненной энергии. Они ставят во главу угла послушание, им чужда спонтанность и неожиданность, они закрыты для творчества и чувств. Подчинение установленному порядку для них становится правилом" (Леонард). Мама «Вечной девочки», как правило, вполне укладывается в образ соответствующий традиционной патриархальной модели женственности.

Не все дочери таких отцов, конечно, становятся «Вечными девочками». Часть – бунтуют, но все равно с оглядкой на отца. И в своем бунте, она часто остается беспомощной жертвой. Часть – покоряются авторитарным правилам, и отказываются жить собственной жизнью.

«Женщина, избалованная авторитарным родителем, эмоционально травмирована не меньше, чем те, кто не получал и малой толики отцовского внимания. Со стороны она может казаться независимой и успешной, как всемогущая принцесса, но на самом деле ее личностная суть теряется. Она просто не успевает быть самой собой, поскольку все время играет «кукольное» создание» (Л. Ш. Леонард).

Интересно, что юнгианский аналитик Линда Шиерз Леонард считает, что «у женщин, травмированных отношениями с отцом, чаще всего развиваются два паттерна поведения – «Амазонка в панцире» и «Вечная девочка».

Еще более интересно, что на ее взгляд, «у большинства женщин присутствуют оба эти конфликтующих паттерна, время от времени один из них может сменяться другим».

Можно сказать (в терминах гештальт-терапии), что при всех их различиях, «Амазонка» и «Вечная девочка» - две полярности (противоположности) одного человека (если в основе выделения полярностей лежит критерий – степень принятия ответственности за свою жизнь).

«Амазонка» - это внешне сильная женщина, однако, часто за таким образом скрывается маленькая испуганная девочка, которая то показывается, то исчезает, не имея возможности где-нибудь задержаться, привязавшись к какому-нибудь месту или человеку, не доверяя окружающим. Ей кажется, что в мужском костюме (панцире) ее не обманут, не предадут, что ее маленькая, испуганная девочка находится под надежным прикрытием, но, латы защищают ее и от жизни. А «Вечные девочки» (если поверят в себя) при необходимости взрослеют, открывают собственную силу. И добиваются порой очень многого.

«Сложно сказать, почему ведущим паттерном женщины становится сценарий «Амазонки» или «Вечной девочки». На ее развитие влияет множество факторов. Кроме отношений с отцом и матерью важен темперамент, ее положение и роль в семье и т.д. Очень существенно физическое состояние женщины, особенности ее телосложения, а также расовые и экономические различия. Довольно часто у старшей дочери существует тенденция к развитию паттерна "амазонки", тогда как развитие младшей дочери следует паттерну "вечной девушки". Но так случается не всегда. Большое значение имеет с кем идентифицируется дочь – с отцом или с матерью, повторяет ли она сценарий доминирующего родителя или, наоборот, бунтует против него» (Леонард).

Под влиянием обстоятельств, развитие человека происходит обычно однобоко, так что внешне проявляется одна часть его личности, а вторая остается скрытой. При этом подавленная полярность, добиваясь своего признания, часто внедряется в признаваемую сознанием часть личности, тем самым воздействуя на поведение человека и нарушая его отношения с другими.

Задача личностного роста заключается в том, чтобы научится видеть ценность обеих сторон личности и попытаться их интегрировать так, чтобы они могли действовать вместе на пользу человеку.

Что делать?

И «Амазонка» и «Вечная девочка» - испытывают отчаяние по поводу своего положения. Они травмированы отношениями с отцом.

Но, мы не обречены оставаться навсегда несчастными. У каждого из нас есть внутренний потенциал, чтобы улучшить свое состояние и свою жизнь.

Первое, что нужно сделать, если вы хотите перемен:

- Признать собственные деструктивные сценарии и постараться отследить то, как они влияют на вашу жизнь.

- Второе — простить отца (поймите, это нужно не ему, это нужно вам). Даже если ваши воспоминания, связанные с ним, неприятны, постарайтесь найти в нем что-то хорошее. Только так и никак иначе вы научитесь жить в гармонии с собой.

- Что делать с полярностями? Интегрировать. В терапии достаточно методов, которые могут помочь.

«Вечной девочке», подавленной отчаянием из-за слабости и уязвимости, нужно научиться осознавать свою силу и перестать идентифицироваться с жертвой. «Амазонке» - осознать, насколько важно быть открытой для всего нового и не поддающегося контролю и перестать идентифицироваться с агрессором.

Человек, достигший целостности, признает и свою силу, и свою слабость.

Что можно сказать Амазонке?

Не ждите пока мир изменится. Меняйтесь сами. Возможно, если вы изменитесь, появится (или изменится) партнер. Вы перестанете замечать «модели» и увидите за ними людей. Перестанете доказывать (себе и другим), что способны выполнять мужскую роль и захотите освоить традиционно женскую (может быть временно). Найдете между ними «золотую середину». Узнаете себя. Перестаните бояться близости. Осознаете, что иногда сила - это слабость, а слабость - это сила...  А партнер вам в этом поможет (мужчины тоже меняются). "Сообщающиеся сосуды" - помните? Важно, чтобы мужчина имел ту же точку зрения на отношения, где есть место не диктату, а взаимным уступкам (добровольным!) ради того, что каждому из двоих нужны именно отношения друг с другом. Важно доверять партнеру и не требовать, чтобы его решения всегда совпадали с вашими (иначе какой смысл ему их принимать?). Научиться принимать других в их несовершенстве, строить отношения на основе взаимной заботы.

Рискните. Вдруг вам понравиться быть не «Амазонкой», а просто счастливой женщиной?

 Информация о тренинге "Мы рождены, чтоб сказку портить былью" (работа с жизненным сценарием) в разделе "Тренинги"

Список литературы, использованный при написании статьи:

 1. Е.Здравомыслова, Е.Геросимова, Н.Троян. Феминистский журнал Преображение №6 1998. Гендерные стереотипы в дошкольной детской литературе: русские сказки.

2. Леонард Линда Ш. Эмоциональная женская травма. М.: Независимая фирма "Класс", 2009.

3. Синарёва Ю. Амазонки снова на коне? (сайт trenings.ru/.../676-statya-amazonki-snova-na-kone)

Уласевич Тина Васильевна






Другие статьи