Николай Непорада: Не женитесь на принцессах




06.11.2013
Автор проекта


__________________

Не могу не поделиться. Нашёл в сети замечательную сказку и долго смеялся. Сразу скинул ссылку друзьям. Через пару дней сам себе признался, что эта история вертится в памяти. И стало интересно. С чего вдруг? Большинство забавных рассказов не оставляют после себя ничего, кроме улыбки. А здесь? Абсолютно избитый сюжет. Ну принцесса… Ну дракон… Сколько их показывают по телевизору!? Было бы мне три года! Тогда понятно. А тут? Взрослый дядя. Дочери уже за двадцать. Но сказка не отпускает. Может быть дело в дочери?

И ведь банальная история. Принцесса ждёт принца. На руку и сердце есть масса желающих. Но как-то не попадается среди них тот единственный, кто может справиться с драконом. Вот и очередной претендент «гибнет» под «лапами» зверя. И есть ощущение, что у истории нет ни начала, ни конца. Уж слишком неправильный дракон попался. Приготовились?

Тогда читайте…

***

Декорации.

Дальняя окраина пустынных земель. Пещера. Рыцарь. Вокруг ни души. Сцена открывается где-то в конце главного действия.

– И вызываю тебя, порождение мрака, на смертельный бой! – закончил рыцарь и выжидательно уставился на вход в пещеру. 
– Эй! – голос шёл сзади и слева. – Эй, рыцарь! Как тебя? … А также барон малой южной пустоши и кавалер ордена Хоругви Рол-лард ... Здесь я! Прекращай орать! 
К слегка обескураженному рыцарю из-за крупного обломка скалы вышел дракон. Покосившись в сторону пещеры, дракон поманил рыцаря лапой. 
– Давай-ка отойдём. 
– Мне известно коварство порождений... – Немного сбиваясь, продолжил рыцарь.
Дракон поморщился. 
– Не ори, сказано тебе... За принцессой? 
– Да. 
– Табак куришь? 
– Да. 
– Не пойдёт. 
Дракон всмотрелся в ошарашенное лицо барона малой южной пустоши, отметил про себя неправильный прикус и вновь махнул лапой, призывая рыцаря отъехать в сторону от пещеры. Рол-лард машинально ткнул каблуком конский бок. 
– Вот так-то лучше... – дракон оглядел крохотную рощицу, уселся и похлопал по земле рядом с собой. – Спешивайся, присаживайся. 
– Я требую... 
– Объяснений… Понимаю, разделяю, сочувствую. Объясняю – не крал. Их высочество, в сопровождении фрейлин, сами соизволили скрыться в моей пещере, преследуемые разгневанным муравьиным львом. Наступила она на него, что ли? – задумчиво протянул дракон. – Не понимаю. Милейшие тварюшки! Добродушнейшие! ... Вот, значит. ... Соизволили скрыться. … И с той поры, вторую седмицу как, отказываются выходить без соблюдения должного ритуала. 
Рыцарь понимающе кивнул. 
– Именно! – сказал дракон. – Именно! Девица благородной крови из пещеры дракона может выйти единственным способом – находясь в беспамятстве, она должна быть вынесена на руках отважным рыцарем, низвергнувшим злобного дракона путём усекновения драконьей головы. После чего девица должна прийти в себя и, церемонно отблагодарив рыцаря приличествующими случаю возвышенными словами, повелеть ему доставить её, девицу, в её родовой замок. 
– А-а... – протянул Рол-лард. – Так это ты от рыцарей прячешься, опасаясь усекновения драконьей головы? 
Рыцарь понимающе улыбнулся. Дракон медленно оглядел рыцаря с головы до ног. Лениво щелкнул хвостом. Барон малой южной пустоши смутился. Помолчали. 
– Головы ты мне не усечешь, – сказал дракон. – Даже не надейся. Ты мне и кончика хвоста-то не усечешь своей пилкой для ногтей... А прячусь я... От принцессы я прячусь. Она, знаешь, маленькая... – дракон встал и неопределенно поводил лапами в воздухе где-то в полутора метрах от земли, – но с хорошо развитой грудной клеткой... – дракон сделал несколько округлых движений, обозначая объемы. – Как, знаешь, завизжит! И табачного запаха не выносит. Третьего дня пятый рыцарь, несолоно хлебавши, ускакал. Выглянет, расспросит, фыркнет – и обратно в пещеру. Всё мне там вверх дном поставили! – пожаловался дракон. – И запретили изрыгать огонь и дым, ибо запах сходен с табачным. 
Со стороны пещеры раздался стук молотка. Рол-лард и дракон осторожно раздвинули ветки. 
– Вот ты подумай! – дракон беспомощно выдохнул слабую струйку дыма. – Разломали стол! Орех, отделка шлифованным перламутром... Что они там нацарапали? 
– «У нас не курят!», – прочёл рыцарь крупную надпись на превращенном в доску объявлений столе. – «Тако же строжайше воспрещается...», – значилось чуть ниже – Слушай! У меня там, на малой южной пустоши, парочка отличных пещер пустует. Хочешь, пожалую? 
***
Написал «London»

***

Теперь небольшой анализ сюжета.

Линия принцессы:

      1. «Принцесса» находит первого же попавшегося «дракона», заключает брак и… начинает искать более подходящую партию. А именно – «принца».
      2. Сразу замахнуться на «принца» наша героиня не решается. Простая логика подсказывает, что вероятность встретить принца ничуть не выше, чем вероятность встретить слона. Даже в самом удачном варианте соотношение вероятностей пятьдесят на пятьдесят – либо встретишь, либо нет. Поэтому приходится начинать с «дракона».
      3. Пока подходящая партия маячит где-то в радужном будущем, в безликом настоящем разворачивалась бурная деятельность.
      4. Неотесанного дракона спешно переделывают под принца, заодно меняют порядки в пещере, устанавливают новые правила, следят за их соблюдением…
      5. За повседневными делами не забывают поглядывать в окно, – Вдруг там появится принц? – Дело не в том, что «дракон» не годится в спутники жизни. Просто он не совершает подвигов. А без настоящих подвигов не бывает настоящих принцесс!
      6. Поэтому «принцессы» не любят «драконов» (не в том смысле, что не чувствуют симпатии, а в том смысле, что «драконы» их разочаровывают). Ну нет в них, в драконах, романтики! Сплошная проза жизни: чешуя, звериный аппетит, нетактичность, - в общем одни потребности.

Линия принца:

      1. Когда он садится на белого коня, он ждет восхищения и беззаветной преданности.
      2. Ради восхищения и преданности он готов совершить подвиг. Желательно один, чтобы не очень напрягаться.
      3. Например, в качестве подвига, можно сразить «дракона».
      4. На одну «принцессу», как правило, приходится один «дракон». Стоит его победить и «принцесса» переходит в разряд трофеев.
      5. Трофей – штука замечательная. Как знамя поверженного противника, он достаётся раз и навсегда (во всяком случае, именно так рассуждают «принцы»). После того, как трофей получен, его помещают в зал славы. Там он занимает главное место, пока не будет совершен новый подвиг. Ведь каждый новый подвиг, это новый трофей.
      6. Если на одну «принцессу» приходится один «дракон», то на один подвиг приходится одна «принцесса». Для принца эта математика – основа основ. Борьба с драконами – занятие утомительное. Чем больше подвигов, тем больше нужна награда.
      7. Дело не в том, что победа над «драконом» требует больших усилий. Статус «дракона» по определению достаётся тем, кто владеет своими «принцессами» не по праву.
      8. Чтобы предъявлять права на принцессу, нужно соблюдать традиции и ритуалы (Как же это нудно!). Одна из главных основ – это признание и богатство. На завоевание этих основ уходят все силы принца. После того, как одна из основ завоёвана (не важно, что это – признание или богатство) война с драконами становится детской забавой.
      9. Если «принцесса» верит, что её украли, убедить её в том, что она нашла свой единственный шанс проще простого. Надо лишь показать, что её недооценивают, что она достойна чего-то большего. Объяснять чего именно совсем не обязательно. «Принцесса» и без подсказок знает, что «дракон» – это неблагодарное животное, на которое не стоит тратить жизнь.
      10. Достаточно дать «принцессе» маленькую надежду и своего «дракона» она прикончит сама.
      11. Для «принца» эта ситуация – сплошной подарок. Стоит продемонстрировать своё превосходство и «дракон» повержен.
      12. Ожидается, что после победы над «драконом» вчерашняя «принцесса» должна стать женой. Но в жизни это не реальная ситуация. В действительности, «принцессы» никогда не становятся женами.
      13. Генетический код «принцессы» не предусматривает перехода к домашнему варианту. Принцесса запрограммирована на подвиги. Переходя от «дракона» к «принцу» она ожидает, что подвиги не закончатся никогда.
      14. Но мы ведь знаем, что на одну «принцессу» приходится один подвиг…

Вот, в общем-то, и вся сказка. Я добавил к ней немного статистики. Но признаюсь, что авторский вариант нравится мне гораздо больше. Как-то без всякой логики сразу бьёт на подсознательное.

И образы ничем не примечательные: принц (рыцарь), принцесса, дракон. Но вот сюжет!!!

Побольше бы таких сказочников. Глядишь, и жизнь стала бы лучше. И принцесс меньше.

За принцев я как-то не беспокоюсь. С чего бы это?






Другие статьи