Нельзя отнимать у ребенка вредную игрушку, надо отвлечь его другой




14.01.2014
Автор проекта


_____________

Почему диеты обычно заканчиваются неконтролируемым обжорством, бросающие курить постоянно срываются, а несчастная любовь вызывает нечеловеческие муки и при чем тут белый медведь? Оказывается, во всем этом виноват "эффект бумеранга".

Эта история началась в 1833 году в Ясной Поляне, где вместе с братьями и сестрой жил пятилетний Левушка Толстой. Мальчики создали тайное «муравейное братство», одной из целей которого было сделать так, «чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились, а были бы постоянно счастливы».

Для достижения великой цели полагалось выполнять определенные задания, самое сложное из которых изобрел старший из братьев, выдумщик Николенька. Он решил, что для всеобщего счастья надо стать в угол и не думать о белом медведе. «Помню, как я… старался, но никак не мог не думать о белом медведе...» — напишет через много лет Лев Толстой в «Воспоминаниях».

Настырный зверь так и остался бы смешным фактом из биографии писателя, если бы переведенные «Воспоминания» не попали в руки американскому психологу Дэниелу Вегнеру. И в 1985 году жертвой розыгрыша давно покойного Николеньки стали студенты в психологической лаборатории университета Тринити в Сан-Антонио.

Добровольцев разделили на две группы. Первой разрешили думать о белом медведе, а второй запретили. Каждый раз, когда зверь овладевал мыслями испытуемых, они должны были жать на кнопку звонка. Запрет подействовал на участников эксперимента так же, как и на маленького Леву, — медведь всплывал в их сознании в среднем более раза в минуту. То есть примерно в два раза чаще, чем в конт рольной группе, которой думать о медведе не запрещали.

На следующем этапе участникам из второй группы, наоборот, предписывалось думать о медведе, и они стали нажимать на кнопку еще чаще, чем в первом опыте.

Озадаченный психолог «подсадил » на белого медведя и другие группы студентов, а затем попробовал запретить испытуемым думать не только о медведе, и оказалось, что дело, конечно, не в нем. Попытка контролировать мыслительный процесс, особенно в состоянии стресса или при внешних помехах, делала запретную мысль особенно навязчивой.

Двумя годами позже Вегнер опубликовал результаты опытов в Journal of Personality and Social Psychology, а в течение последующих 10 лет разработал теорию, в которой ввел понятие иронических процессов, или иронического бумеранга. Суть теории проста: попытка подавить мысль или желание дает обратный эффект — запретное возвращается в сознание с удвоенной силой.

«Бумеранг» безотказно работает в любых ситуациях. Так, в середине 1990-х оксфордские ученые Пол Салковскис и Мартина Рейнолдс показали, что подавление мыслей о курении порождает более сильную тягу к табаку. Куда эффективнее оказалось отвлечь курильщика от навязчивых мыслей о сигарете на что-либо другое. Сходные результаты получили специалисты, работавшие с депрессиями и изучавшие, как формируются навязчивые воспоминания.

По мнению ученых, эффект бумеранга — очередное доказательство, что наш разум на редкость хитрое устройство и преподносит сюрпризы в самых, казалось бы, очевидных ситуациях. Забавно, но решение проблемы давным-давно придумано детскими психологами (да и любыми родителями): нельзя отнимать у ребенка вредную игрушку, надо отвлечь его другой. Пожалуй, наш мозг даже во взрослом состоянии остается в чем-то мозгом маленького ребенка.

ВЛИЯНИЕ

Проклятый зверь Достоевского

Белый медведь, о котором изо всех сил не надо думать, появляется и в творчестве Достоевского. В его «Зимних заметках о летних впечатлениях» есть пассаж: «Надо жертвовать именно так, чтобы отдавать все и даже желать, чтоб тебе ничего не было выдано за это обратно, чтоб на тебя никто ни в чем не изубыточился. Как же это сделать? Ведь это все равно что не вспоминать о белом медведе. Попробуйте задать себе задачу: не вспоминать о белом медведе , увидите, что он, проклятый, будет поминутно припоминаться…» Достоевский и Толстой никогда не встречались, тем не менее у них было много общих знакомых. От кого-то из них Федор Михайлович мог услышать историю о детских годах Толстого, тем более что Лев Николаевич наверняка часто рассказывал ее в литературных кругах. Так что появление медведя в «Заметках» вряд ли можно назвать совпадением.

ЛЕГЕНДА

Обезьяна Ходжи Насреддина

Почему же мы куда чаще слышим выражение «не думать о белой обезьяне» (недавно даже вышел фильм с таким названием)? Есть версия, что его источник — восточная легенда, однако на деле она встречается только в «Повести о Ходже Насреддине» советского писателя Леонида Соловьева. В одном из эпизодов ростовщик Джафар требовал от Насреддина исцеления. Насреддин собрал всех родичей ростовщика и сказал, что сейчас же исцелит его, если никто не будет думать об обезьяне. Правда, не назвал ее масти. Как можно догадаться, ростовщик «исцелен» не был, а в его доме до поздней ночи спорили, кто первый подумал об обезьяне. Интересно, что в академическом собрании «Анекдотов Моллы Насреддина» этой истории нет, так что, похоже, и медведь, и обезьяна — порождения российско-советского разума.






Другие статьи