Колодцы души. М.К.Мамардашвили




19.08.2012
Автор проекта


____________

Однажды в моей жизни случился месяц уединения и размышлений на берегу чудесного озера в сопровождении записей лекций удивительного философа Мераба Мамардашвили. Я была очарована и покорена его "Психологической топологией Марселя Пруста". Талантливое рассматривание картины психологической жизни человека, которая вырисовывается в одном из гениальных литературных опытов ХХ века - в романе Пруста "В поисках утраченного времени", очень логично ложились на тогдашнюю мою жизненненную ситуацию и было целительным. Филосовствование М. К. Мамардашвили принято называть «сократическим», имея в виду не только его диалогичность, но и то, что он почти не оставил после себя письменного наследия. Сохранились записи многочисленных лекций в различных университетах Советского Союза (Москва, Ростов-на-Дону, Тбилиси, Рига, Вильнюс) и за рубежом (Франция, Германия, США).
Мне не все было и есть понятно в философии Мамардашвили. Но осталось мои записи цитат и размышлений на фоне слушания его лекций, ощущение глубины и присутствия неминуемо постижимой истины.
То, что истинно, вызывает радость, которая ничем конкретным не обоснована.Это радость состояния, которое является твоим свободным состоянием, но возникло оно из твоей собственной жизни. Значит истина появляется тогда, когда твоя, действительно тобою испытанная жизнь как бы всплывает в тебе очищенная и ясная. Такая радость похожа на то, что Декарт называл очевидностью. Всякая очевидность экзистенциальна. Она предполагает наше ангажированное присутствие, когда мы должны заняться собой, чтобы понять другое.
Экзистенция это то, что ты должен сделать сейчас, здесь. Она исключает откладывание на завтра, или перекладывание на плечи другого - на плечи ближнего, на плечи нации, государства, общества. Ты должен сам. А человек не склонен это делать, Обозначим эту несклонность словом "лень". Тема лени маниакально проходит через весь текст Пруста. У него есть один враг, который закрывает вход в глубины, в колодец души. Колодец души закрыт ленью. Вместо того чтобы углубиться в экзистенциально важное впечатление, уникальное для тебя, ты отложил назавтра или решил, что об этом можно будет прочитать в книге, что об этом знает кто-то другой и расскажет тебе в дружеской беседе. Это и есть лень. А лень - она связана со страхом. Страх - второй психологический механизм, связанный с первым, который закрывает нам колодец души. Но страх не в обыденном смысле слова, как боязнь чего-то конкретного (как можно, например, испугаться бешеной собаки, скачущей лошади, льва, врага и т.д.), а страх узнать - как на самом деле обстоит дело. Вот чего - особенно если для этого нужно расстаться с самыми идеальными, нас возвышающими, любезными нашему сердцу представлениями, - человек хронически избегает. В психологической и духовной жизни человека существует масса таких конструкций, образований, которые созданы только для то, чтобы не увидеть, что ему страшно.
И третье - надежда. Не случайно у Данте сказано: "Оставь надежду всяк сюда входящий". То есть всякий, кто вошел сюда, увидит свой ад, если оставит надежду, которая не позволяет нам увидеть Ад. То, что есть на самом деле. Мы очень часто гонимся за надеждой и не знаем, что она самый большой враг человека. Дом разваливается, а мы его чиним - почему? Мы надеемся, что он будет хороший. Вместо того, чтобы оставить надежду и построить другой дом. Или - бесконечно чиним семью, которая уже явно распалась, - почему? Потому что надеемся: завтра будет хорошо. А той решительности, которую может дать только отказ от надежды, у нас нет. Решительности уйти и начать сначала. В другом месте, с другим, или с другой. Надежда - как тот пучок сена перед мордой осла, что вечно идет за этим пучком... Я хочу подчеркнуть очень простую мысль: надежда есть то, что мешает нам увидеть, мешает понять и мешает, если снова воспользоваться образом путешествия, начать движение в колодец души.
Вергилий ведет Данте по Аду, Чистилищу и доводит до Рая (в Раю, как вы помните, у Данте другие вожатые) - на первый взгляд это просто красивая литературная метафора В действительности же Вергилий - не тостовая аллегория или метафора, но символ искусства, с помощью которого можно начать двигаться по колодцу души, и такое произведение искусства является не просто опусом, а конструкцией, участвующей (как какая-то машина или механизм) в нашей собственной жизни, когда мы начинаем двигаться. Значит, преодолев психологические механизмы, символизированные страхом или надеждой, надо как-то реально двигаться. И оказывается двигаться можно только путем произведения, то есть особого рода работы - работы внутри жизни. Произведение искусством чего-то есть нечто такое, посредством чей мы можем начинать двигаться, понимать, видеть и т.д. - двигаться через колодец души. Сначала внутрь, чтобы потом снова вернуться - перевернувшись. 
Цитаты. Мераб Константинович Мамардашвили.
Жизнь есть усилие во времени.
Бытие - это то, чего никогда не было и никогда не будет, а есть сейчас!
Если человек отправляется от точки, в которой знание не помогает, он идет в направлении смысла
Лишь будущее сохраняет прошлое и лишь хранимое прошлое позволяет меняться (а не повторяться). Если вчера что-то не ушло в бытие, то не будет бытия сегодня. И если мы сегодня не изменимся, то ничто не сохранится.
Мир не есть. Мир происходит.
Поэзия - это чувство собственного существования.
Природа не делает людей, люди делают себя сами.
То,что необъяснимо(т.е без причины) болит, и есть "душа", по определению. И человек испытующий есть человек в поисках своей души
Свобода - это когда свобода одного упирается в свободу другого и имеет эту последнюю своим условием
Свободным явлением называется такое явление, необходимость которого и есть оно само. Необходимость! Нечто, что делается с необходимостью внутренней достоверности или просто внутренней необходимости, и есть нечто, делаемое свободно.
Философия - это размышления о смерти.
Философы считают, что человек, человеческое существо свободно в абсолютном смысле слова. Почему? Потому что если оно зависимо или является рабом, то только - рабом своих собственных привидений, которые выросли из его собственной души. Это не мир делает его рабом - по отношению к миру человек свободен абсолютно, - корни его рабства уходят в него самого.
Человек ведь довольно беспомощное существо и может немногое. Но если что-то может, то только свобода может ему помочь. Я бы сказал, что вообще даже свободные могут немногое, а рабы уж совсем ничего не могут.
Человек не может выскочить из мира, но на край мира он может себя поставить.
Экзистенциализм – это не академическая философия, которую излагают с кафедр и уточняют с помощью профессорских словопрений (хотя и словопрений здесь много). Это скорее способ фиксации определенных настроений, достаточно широко распространенных в обществе. Категории экзистенциализма суть категории самовыражения, имеющие в виду определенный душевный склад, эмоциональный комплекс личности. Они существенно отличаются от категорий, с которыми обычно приходится иметь дело при анализе готовых форм идеологии. Поэтому, кстати, для экзистенциализма оказался вполне подходящим универсальный язык искусства, которым он воспользовался для массового распространения своих идей и какого не знала, пожалуй, ни одна разновидность философии.
 




Другие статьи