Экспрессия в гештальт терапии




19.04.2013
Алиса


0e-dt63ssbw

Мы не ведаем, что говорим.

Мы постигаем то, что уже сказано.

Морис Мерло-Понти

На первый взгляд, выражение (экспрессия) заключает в себе определенный парадокс для гештальт-терапевта. Дело в том, что

данное действие, изначально означавшее «извлечь путем надавливания (выдавить сок из апельсина)», теперь, в более широком смысле, означает переход от внутреннего к внешнему. Таким образом, это понятие является одним из наследий концепции о разделении между внутренним и внешним миром – концепции, которую Пол Гудмен внес в список «ложных дихотомий».

Этимология использованных в заглавии понятий «утверждать» и «существовать» отсылает нас соответственно к «держаться внутри (in-sistere)» и «держаться снаружи (ex-sistere)».

Стало быть, выражение часто ассоциируется с экстериоризацией мира, называемого внутренним, с отображением мыслительных объектов, например, с помощью средств творческого самовыражения. Выражение – это также попытка проявить то чувство, которое может испытывать субъект, представляя себе данный мыслительный объект или экстериоризируя его. Именно таким образом катартическое свойство выразительной деятельности приобрело свое значение: чистилище или очищение. Следуя этой логике, привнесение идей о выражении в область психотерапии привело к открытию двух смежных рабочих направлений: работы по анализу психического и воображаемого содержания; и эмоциональной работы, которая может проводиться над блокировками между представлением, аффектом и эмоциональным выражением.

Однако понятие выражения, как и часто ассоциируемое с ним понятие творчества, в основном рассматривается согласно внутрипсихической, индивидуалистической и, в лучшем случае, коммуникативной логике. Возможно ли рассмотреть это понятие с точки зрения перспективы поля, и если да, то может ли такое изменение парадигмы открыть новые горизонты? Я хотел бы опробовать эту структуру шаг за шагом, принимая во внимание, что изучение выражения подразумевает комплексный подход, где перемешиваются, объединяются различные уровни опыта:

– тот, кто выражает себя, – субъект;

– то, что он выражает, – объект, содержание;

– средство, при помощи которого он выражает себя;

– тот, которому он выражает себя, – адресат.

Не являются ли эти четыре уровня уже, хотя бы в небольшой мере, носителями динамики поля в соответствии с теорией гештальт-терапии?

*

Опубликовав в 1922 г. свою знаменитую работу «Художественное

творчество душевнобольных», Принцхорн, без сомнения,

стал одним из первых психиатров или психотерапевтов, кто отводил особое место этому понятию в походе к творчеству больных шизофренией. Его работа долго оставалась эталоном для множества авторов, особенно для сюрреалистов, в числе которых – Макс Эрнст, Поль Элюар, Андре Бретон. Однако на французский

язык книга была переведена только в 1984 году.

Принцхорн связывает выражение с понятием формообразования (gestaltung), которое он считает центральным в своих теоретических разработках. Термин gestaltung, очень емко переведенный Мальдине как «формирование форм», бесспорно, привлекает особое внимание, раз уж мы утверждаем, что занимаемся

гештальт-терапией, то есть терапией форм.

По мнению Принцхорна, выразительные движения должны рассматриваться как «материализация чего-то физического», происходящая в условиях непосредственной причастности; и именно эти движения позволяют установить общение, связь с другим.

Эти выразительные движения могут быть автоматическими, импульсивными или сознательными, но именно в виде формообразования, а в особенности художественного формообразования, они могут рассматриваться в их целостности.

Для Принцхорна потребность в выражении является «скрытым импульсивным толчком, которому не присуща собственная форма разрядки, в отличие от побуждения, импульса, в его узком понимании» (р. 68). И он сравнивает потребность в выражении с эросом, другим «вездесущим флюидом».

Ведомая формообразованием, потребность в выражении совпадает с влечением к игре и со стремлением заботиться о своем внешнем виде. Затем свой вклад в формирование форм, а особенно в сфере пластики, привнесут склонность к упорядоченности, к воспроизведению и потребность в символах. Таким образом, развивается «напряжение между выразительным содержанием и формой».

Следовательно, первое положение таково:

Потребность в выражении проистекает от скрытого импульсивного толчка и не имеет собственной формы. Выявить ее можно именно в ее связи с формированием форм.

Полный текст читайте:  Выражение утверждает, впечатление существует  / / Гештальт-обзор 2013, № 2 Сборник материалов  Украинского филиала  Московского Гештальт Института.

Жан-Мари Робин – клинический психолог, практикующий гештальт-терапевт, ведущий теоретик гештальт-терапии, один из создателей Европейской ассоциации гештальт-терапии, долгое время – президент ЕАГТ, экс-директор Французского гештальт-института, экс-редактор и издатель французских журналов «Гештальт» и «Гештальт-тетради». Автор многочисленных книг и преподаватель гештальт-терапии в разных странах, в том числе в России и Украине.






Другие статьи