ДИНАСТИЯ ФОРЕВЕ




05.04.2015
Наташа Багинская


347e29f011e9

Киевские экскурсоводы любят метафору о распространении православия по Днепру: «Владимир вспахал, а Ярослав засеял». Тоже можно сказать и о художниках Мурашко в деле развития украинской художественной школы: «Николай вспахал, Александр засеял».

Николай Мурашко – основатель первой Киевской рисовальной школы, которая выпустила созвездие будущих выдающихся живописцев.

Александр Мурашко, его племянник – известный художник, собравший вокруг своего популярного имени волю для основания первой Всеукраинской академии художеств.

По идее, таким личностям земляки обязаны воздать почести при жизни и славу после смерти. Увы. Александр Александрович Мурашко получил пулю в затылок от патруля чекистов. А памятники этим выдающимся художникам Украины можно увидеть только на их могилах…

…В самый блестящий год из жизни Александра Мурашко, год 1909, когда его персональные выставки с большим успехом прошли в Берлине, Кёльне, Париже, Амстердаме, Риме, Венеции – европейские музеи «наперегонки» покупали его картины. А Российская империя «выстроилась в очередь», чтобы заполучить портрет в исполнении знаменитости.

Чтобы познакомиться с наследием многих великих художников достаточно зайти в супермаркет – там полно утвари, увековеченной шедеврами. Моя пятилетняя крестница, рассаживая своих игрушечных лягушек для чаепития, показывала им изображение на чашке и поучала: «Смотрите, жабы, это – Густав Климт».

К счастью, или не к несчастью, не всякие местные жук и жаба знакомы с картинами  великого украинского художника Александра Александровича Мурашко, современника Климта. Искусство «родного болота» не выплеснулось еще на витрины «сельпо», его еще сокровенно хранят в Национальном художественном музее Украины. А чтобы увидеть одну из лучших картин Александра Мурашко «Карусель» – нужно ехать в Бухарест. И лучше сто раз увидеть, один раз об этом прочитав.

Кто художник? . - Страница 4

Но зачем, если только не для хвастовства? Что такого важного в изобразительном искусстве начала 20 века, для нас, жителей пресыщенного визуальными событиями 21-го? Отодвинем уж в сторону своё восхищение Европой, восхищавшейся Мурашко. Сегодня, когда простая "мыльница" может останавливать прекрасные мгновения, когда изобразительное искусство захлебывается в открытиях новых форм выражения, когда художественные картины давно и навечно обвенчались с вездесущим кинематографом – что нам за дело до каких-то достижений в живописи каких-то наших талантливых земляков?

Вроде бы прожить можно и без Мурашко – от этого еще никто не умирал. Но как трудно представить себя, не видевшего картину Шишкина «Утро в сосновом бору»! Другими словами, а чтобы выросло из нас, если бы мама не кормила манкой, и не читала сказку про Аленький цветочек, и не показывала картину Васнецова «Три богатыря»?

Полноценную пищу для духа мы получаем от Иисуса Христа, на Божественной Литургии. Пища для души – это другое. Изрядно повзрослев на каше детских впечатлений от книжек с картинками, пищу для души мы заглатываем самостоятельно и где попало, как пылесосы – а голод таков! А мир таков, что попадает в «гортань» нашего восприятия и пшеница, и плевелы, и сомнительные консерванты. Не нужно обольщаться, что от культмассового фастфуда ничего вредоносного для душевного здоровья к нам не прилепится. Это все равно, что пить кока-колу и верить, что кока войдет, а кола – нет.

В мире современной культуры искусство, подобное картинам Мурашко, становится противоядием обыденной душевной пище, отравленной выпендрежем и эпатажем. Если хотите, впечатления от полотен Мурашко – действуют как активированный уголь, а еще вернее – как настоящее цельное молоко, изгоняющие из души обман синтетических добавок! Стоит глотнуть сияния от картин «Продавщицы цветов», «Благовещенье» – как станет внятнее на свете!

Александр Мурашко - художник цвета

В картинах Александра Мурашко преобладает здоровый румянец – там, где он должен естественно преобладать. Александр Александрович оставил нам пример простого душевного здоровья на картине «Селянська родина» – тут и равнодушие к «объективу» в глазах у старости, и подернутый смущением, сердитый вызов у молодости. Родичи сидят под образами, но по напряженному взору уквитчаной молодычки видно, что «все не влезли». И не потому что мала хатка, но потому что смирно усидеть еще не могут. А в окна ломятся лучи и листья, и работа, которая на украинском подвирьи не терпит простоев.

Александр Мурашко - Школа А. Мурашко - Художники - Знаменитые киевляне - Интересный Киев: Экскурсии и туры по Киеву, Достопримеч

Такую Украину Мурашко впитал и вознес, потому что был ею воспитан в селе Борзна на Черкащине, в дому своей бабушки. Полюби свою землю босыми ногами – полюбишь ее и сердцем! И тогда, какие бы столицы тебе не кланялись, а душа будет рваться к берегам, с которых воды стекают в Днепро.


Александр Мурашко говорил, что по «происхождению он из босяков». Но это не совсем так. Расположение таланта к живописи, родовой призыв к холсту и краскам Мурашко несомненно унаследовал от своего знаменитого дяди, поднявшего на ноги Киевскую рисовальную школу.

Возможно, династия мастеров – это антоним «родового греха». Есть какие-то поганые наследственные особенности, способности к преступлению, от которых необходимо и возможно избавиться. А вот династия мастеров – это селекция наследственных способностей к талантам, которые вручает Господь.

Семейство Мурашко – это, очевидно, тот случай. Николай Иванович Мурашко посвятил себя учительству рисованию, брат Александр Иванович – освоил ремесленный цех художников, его сын Александр умножил талант рода к изобразительному искусству до шедевров живописи.

Но Александр Иванович долго противился академическому художественному образованию сына. Отец будущего кумира европейских выставок упирался до такой степени, что молодому Мурашко пришлось уходить из дому и жить в буквальном смысле слова в подворотнях. Исконный мужик, владелец иконостасной мастерской видел своего сына иконописцем. Но к этому святому занятию нужно особое расположение натуры! А худой, заикающийся подросток, «блудный сын», ночевавший «где придется – на плотах, на баржах или в кустах на "Кукушкиной даче" (так назывался откос над Днепром в Царском саду, заселенный босяками) больше чем о куске хлеба, мечтал… стать студентом Императорской академии искусств!

Вероятно, работу отца, в те годы выполнявшего заказы по оснащению мебелью Владимирского собора, Саша Мурашко воспринимал, как работу ремесленника, как рутину. Сам он тогда нес нехитрые задачи посыльного, бегал во Владимирский собор с поручениями – там и познакомился с Васнецовым, Нестеровым, Праховым… Там и заразился желанием дотронуться кистью и оживить источник высокой красоты.

В киевском самиздате есть яркий образ такого еще неоперенного порыва – из художника-любителя стать Художником откровения. В 90-х годах, когда Андреевский спуск был облеплен лесами реставраторов, на одном из заборов, напротив Замка Ричарда Львиное сердце, известкой был старательно выписан текст Владимира Гуфельда – метафора о каждой голове, в которой поселилось желание перепрыгнуть себя:

«Доблестный Рыцарь Ричард Львиное Сердце трудился в поте лица – весь его замок был заляпан краской. Кони, скучая по хозяину, томились в конюшнях, а по коридорам, переходам, по всем комнатам гулял легкий смешок. Слуги, улыбаясь, многозначительно поглядывали на хозяина и закатывали глаза.

– И что с ним такое? – удивлялась старая кухарка, – неужто на последнем турнире по голове получил?

Доблестный Рыцарь Ричард Львиное Сердце занялся рисованием! Нет, получалось у него довольно-таки не плохо, стенгазеты бы он оформлял прекрасно. Но Рыцаря тянуло на серьезные полотна.

– Сэр Падре, – говорил он, – ну что я могу с собой поделать? Да, я смешен, я глуп, я бездарен, но кисть меня прельщает не меньше копья.

– Твори, сын мой, – ответил священник, – не заковывай душу – не сможешь. Возможно, это пройдет, возможно появятся новые силы.

– Но надо мной, святой отец, все смеются.

– Не обращай внимания на дураков, сын мой. Рисуй. Этого требует душа – это прекрасно».

Сэром Падре, защитником «рисовальной мечты», для Александра Мурашко стал с одной стороны его дядя, Николай Мурашко, убедивший младшего брата оплатить обучение талантливого сына. А с другой стороны – аж сам Адриан Викторович Прахов, руководитель росписями Владимирского собора. Талантливейший художник, Прахов рано потерял зрение и не смог продолжать свою работу в живописи. Но обладал проникновенным видением настоящих мастеров, своеобразным, самостоятельным взглядом на задачи искусства. Прахов таинственно «узрел» в лохматом сыне подрядчика будущего высококлассного живописца. И, по-праховски, одарил Мурашко комплиментом на дорожку: «Мазила из Саши выйдет безукоризненный, но ему необходимо дисциплинировать свой талант».

И Саша дисциплинировал. Чтобы стать собой, чтобы открыть всему миру промысел Божий о своем таланте, нужно… смирение. Оригинальность требует железной воли. Гордыня, поиск быстрой популярности скорее приведут к подражательству существующего успеха.

Сашу Мурашко не приняли с первого раза в Императорскую Академию художеств. Что ж, подучился в Петербургском художественном училище. Потом целый год Сашу Мурашко подчеркнуто игнорировал – "смирял" – его мастер, сам Илья Ефимович Репин. Саша уж было договорился о том, что перейдет к другому преподавателю. Но неожиданно для себя опять пошел к Репину со своими летними работами. «Положи туда – Репин даже не глянул, – приходи завтра». Мурашко пришел, работы валялись там же. Мороз по коже! Ну кто такое выдержит? Но, взяв в руки работы, Репину пришлось все-таки признать, что его своевольный ученик своеволен не даром…

Мечта сбылась, «босяк» закончил Академию искусств. Дипломная работа Александра Мурашко «Похороны кошевого» выдержала сложнейшую конкуренцию, получила золотую медаль Академии и «путевку в жизнь» – оплату дальнейшего обучения в Европе.

Александр Мурашко - Школа А. Мурашко - Художники - Знаменитые киевляне - Интересный Киев: Экскурсии и туры по Киеву, Достопримеч

Помня о предостережениях Прахова, Мурашко не долго «растормаживался» в Париже. Своей основной европейской альма-матер Александр Александрович выбрал строжайшую студию в Мюнхене, куда приезжали совершенствовать свои таланты и трудились в буквальном смысле до седьмого пота даже именитые художники.

«Мне нужна украинская Академия художеств в родном городе Киеве, где столько света, столько красоты» – повторял Александр Мурашко своим друзьям. И как завершается картина, и последние мазки кладутся на холст, так и в завершении жизни, Александр Мурашко увенчал свои труды созданием высшего учебного заведения для украинских художников.

Можно только представить, какой восторг и удовлетворение ощущало сердце старого учителя – Николая Мурашко от восхождений племянника!

А во времена, когда Киевская рисовальная школа только открывалась, никто не верил в её успех – «Куда он лезет с алтыном в кармане!» – говорили об усилиях небогатого Николая Ивановича Мурашко… Но алтын у горящей души дорогого стоит. Николай Мурашко привлек к своему делу великого киевского мецената – Николу Терещенко, удивительного богача, который «пахал» от зари до зари, чтобы свои личные деньги тратить на обустройство общественной жизни. В семействе Терещенко все были не только уникальными и успешными предпринимателями, но и уникальными "дегустаторами" и собирателями шедевров изобразительного искусства. Со временем коллекция семьи Терещенко стала основой для четырёх киевских музеев! Павел Третьяков отменял свое участие на аукционе, если в нем принимали участие Терещенки. "Мне там делать нечего" – заявлял Павел Михайлович, понимая, что лучшие картины достанутся нуворишам из Глухова, знающим толк в искусстве.

При поддержке неутомимого Николая Артемовича Терещенко в Киевской рисовальной школе принимали всех талантливых учеников, и оплачивали обучение тем, кто недоедал. Школа позволяла себе приглашать для проведения мастер-классов такие светила как Николай Ге и Михаил Врубель. Методика школы Николая Мурашко позволяла открыться таланту, своеобразию таланта. Возможно поэтому и выходцы из Киевской рисовальной такие разные – Валентин Серов, Николай Пимоненко, Иван Ижакевич. Киевскую Рисовальную Школу окончил Каземир Малевич, чтобы потом выдать свой богоборческий черный квадрат. Её же окончил Валентин Войно-Ясинецкий, будущий великий лекарь и Святой Лука Крымский, чтобы потом применить в искусстве хирурга способности к точной линии, а наблюдательность и отзывчивость души на путях Святителя и Исповедника нашего Господа.

Дух ищет себе форму и находит. Тяжесть пути совершенствует боговдохновенные очертания. Так появляется выставка – и поучительных судеб, и прекрасных произведений!

Над могилой Николая Мурашко… склонилась скульптура ученика в работе над рисунком. Будто показывая, что вот, и Николай Мурашко, и Александр Мурашко уже давно почили на Лукьяновском кладбище, но в династии украинских живописцев всё живёт их труд и любовь! Мы же помолимся всемилостивому Богу об упокоении и вечной памяти душам великих наших земляков, рабов Божьих Николая и Александра.

Panoramio - Photo of Лукьяновское кладбище. Памятник на могиле художника Николая Мурашко (1844-1909)

Наташа Багинская





Другие статьи