Что мы празднуем с приходом Нового года ?




08.09.2012
Алиса


________________

Юрий Магаршак, президент международного комитета интеллектуального сотрудничества

Казалось бы, каждый знает, что празднуется с приходом Нового Года. Приход Деда Мороза с Снегурочкой. Или – как в странах Западной Европы и США – Санта Клауса. Ну и, разумеется, сам Новый Год. Новая цифра на календаре, которая человечество не может не радовать. Даже если отмечается какая то заведомая чепуха – вроде чуда зажжения елки рубильником, Змея Горыныча и Бабы Яги. Веру в которых дети теряют лет в восемь.Так да не так.

Зададимся казалось бы самым очевидным вопросом. 1 января 2013 года наступит Новый 2013 год от… от чего? От какого события? От какой даты берет начало Новая Эра? От Рождества Христова – дружно ответит цивилизованный мир. А коль это так – а по убеждению миллиардов людей на Земном шаре это бесспорно так, не зря же Новая эра обозначается буквами: от Р.Х. – ответьте на следующий вопрос:Если Новая Эра отсчитывается от Рождества Христова, то почему же Рождество приходит на неделю раньше, чем Новый Год – причем на один и тот же временной интервал, восемь дней – и в Католическом, и в Православном мире (то есть и по Григорианскому, и по Юлианскому календарям)?

Почему Рождество наступает не в Новый Год, коль скоро от него отсчитывается Новая Эра, а, как сказали бы коммунисты, досрочно?
Ответ, который дает подавляющее большинство во всех странах: «сдвиг приблизительно на неделю связан с високосными годами» – абсурден: за 20 веков сдвиг между календарями произошел на 13 дней, а не на восемь – как известно со школы каждому, даже не очень образованному, человеку. Ну и в чем же дело? – меланхолично спрашивает практически каждый, кому я задавал это вопрос. С подчеркнутым равнодушием, которое само по себе знаменательно и требует самоанализа. Елико далеко не случайно, а уходит в глубину подсознания. Индивидуального и коллективного.

Что ж, напомню и расскажу.
Дело было, само собой разумеется, в древнем Риме. Где главным праздником года были Сатурналии – в честь Бога Времени. Начинавшиеся 17 декабря и длившиеся неделю. В это непохожее на никакое другое время Сатурна-Времени господа садились за один стол с рабами, школьники прерывали учебу, устраивались карнавалы, люди обменивались подарками, преступников запрещалось казнить…
Это был самый любимый праздник. За которым следовал Новый Год, отождествлявшийся с Янусом. Который был богом двуликим не потому что двуличный, а потому что у него, согласно верованиям римлян, было два лица: старым, бородатым лицом Янус смотрит в прошлое, а молодым – в будущее. Замечательный символизм! Куда мудрее, чем вера в деда Мороза и бабу Ягу в наше время. Не так ли?

С приходом христианства традиционные праздники менялись на праздники новой религии.
При этом, для того чтобы не отвратить римлян от новых верований и тем более не разгневать, старались совместить новые праздники с традиционными, а не просто отменить те, которые имели тысячелетнюю привычку отмечать их. Именно поэтому самый светлый праздник Новой Веры – Рождество – был перенесен на Зиму (хотя из Евангелий очевидно, что Христос родился весной). Праздники начинавшиеся Рождеством, в Христианстве тоже длились неделю – а заканчивались непосредственно в Новый Год! Казалось бы, все возвышенно и логично. Все да не все. Почему же в таком случае Рождество было решено отмечать 25 декабря, а не начинать с него Новый Год? Получается, что Христос родился на восемь дней раньше Эры, начавшейся – как сегодня известно каждому – с Его рождения. Абсурдно, не правда ли? Или как минимум, странновато.

Да в том то и дело, что Новая Эра – как ее предписали отсчитывать Отцы Церкви – началась вовсе не с Рождества Христова.
А с другого праздника Христианства. Который почитали величайшим, начав отсчет Новой Эры с него. С ДНЯ ОБРЕЗАНИЯ ГОСПОДА.


Иисус, как и положено еврейскому мальчику, был обрезан на восьмой день.
Согласно иудейской традиции (почитаемой и первохристианами, и Отцами Церкви, и христианами первого тысячелетия Христианства) в этот момент мальчик, принадлежащий к Народу Книги, объединяется с Господом. Что, в случае Иисуса означало единение Отца с Сыном. Вертикаль (небо-земля) вместо горизонтали (прошлое-будущее) отмечавшейся в Януарий: возвышенная символика! Именно День Обрезания Господня был главным праздником христианства на протяжении более чем тысячелетия: мудрый, сакральный символ! Во время Крестовых походов летоисчисление еще велось от Обрезания Господня (как и должно было быть!). В книгах и летописях так и писали: то то и то то произошло через две недели после (или, к примеру, за десять дней до) Праздника Обрезания Господня. И это правильно. Потому что именно со дня Обрезания Иисуса ведет начало Новая Эра!

Восемь дней от Рождества до дня Обрезания Господа считались священным временем.
По возвышенности и духовности не только не уступая, но и (говоря объективно, без религиозных пристрастий) превосходя Сатурналии. Почему же это переменилось? Как человечество могло позабыть – и активно, сознательно позабыть – что именно празднует под Новый Год и с чего берет начало Новая Эра? Почему время от Рождества до Нового Года перестало быть священным, сакральным? Почему церковь разрешила в этом, единственном (!) случае заведомо языческие обычаи? Елочки, веточки, Дед Мороз, Санта Клаус с Подарками, Баба Яга с Змеем Горынычем, пляски снегурочек и снежинок, шар падающий на Таймс Сквер – все что угодно, лишь бы забыть то, что именно празднуется в – не побоюсь этого утверждения – самый любимый праздник всего человечества: и религиозного, и не очень! Как могло позабыться – и позабыться активно, по формуле не знаю и не хочу знать – с чего отсчитывается не что-то второстепенное, а Новая Эра! Вопрос требующий тщательного изучения историками ввиду колоссальной важности для современности.
Комментарий И.Г. Яковенко:

Статья Юрия Магаршака нуждается в комментариях.
Прежде всего, она предполагает читателя, обладающего некоторой общей культурой. Постсоветский «интеллигент», как правило, ничего или почти ничего не знает. А потому, поведанная автором история производит на него ошеломляющее впечатление. Между тем, в плане изложения фактического материала здесь все правильно.

Впрочем, можно дополнить.
Празднование Рождества устанавливается в IV веке и смыслово связано с зимним солнцестоянием. Символика простая. Увеличение продолжительности дня символизирует победу жизни над смертью. В это время одним из самых сильных конкурентов христианства был митраизм. Историки культуры и религиоведы фиксируют переклички и сходные моменты в ритуалах и представлениях конкурирующих культов. Есть предположение – день Рождества выбран таким образом, чтобы вытеснить день рождения Митры, который праздновался 25 декабря.

В любом случае, обряд обрезания падает на первое января.
Отметим, что праздник Обрезания Господня по сей день празднуется как католической, так и православной церковью первого января. В России Обрезание Господне широко известно как «Старый Новый год», так как до введения нового стиля совпадало с началом нового года.

Обрезание Господе празднуется, но, как бы это сказать, празднуется тихо.
Если из Рождества и Нового года сделаны шумные празднества, захватывающие и объединяющие все общество от атеистов до кришнаитов, то Обрезание Господне стало сугубо церковным праздником. В православной церкви в этот день празднуется память святителя Василия Великого. В эту службу включаются песнопения, посвященные празднованию Обрезания.

Мотивы, по которым сюжет Обрезания Господня очевидно отошел на второй план, заслуживают специального обсуждения.
В таком обсуждении имеет право на существование позиция Юрия Магаршака.

Сделаем лишь одно замечание.
Заданная идеологической идентификацией нетерпимость появляется вместе с монотеизмом. Это – печальное и неизбежное следствие монотеистического взгляда на мир. Политеисты толерантны. Вера в иных богов не затрагивала картину мира язычника. Идея единого Бога такова, что иноверец отрицает «нашего» Бога. Толерантность приходит в мир вместе с разворачиванием секуляризации и снижением накала религиозного горения. Что же касается национализма, то нации очевидным образом пришли на смену религиозным идентичностям. Трудно сказать, хорошо это или плохо. Кто знает, что лучше: ненавидеть другого, видя в нем инаковерующего, или иноплеменника? Как говорил в подобной ситуации Отец народов «оба хуже».

Все это так, тем не менее, Магаршак уловил нерв проблемы: христианский мир не склонен вспоминать о том, что Спаситель был рожден в еврейской семье.
Эта проблема не имеет отношения к Спасителю. Эта – наша проблема
Википедия об авторе комментария: Яковенко, Игорь Григорьевич – российский культуролог, философ, правозащитник.
Кандидат культурологических наук, доктор философских наук. Преподает в Московском Государственном Университете им. М.В. Ломоносова (курс лекций по Теории локальных цивилизаций на Факультете Мировой Политики), профессор кафедры истории и теории культуры Российского государственного гуманитарного университета. Автор ряда монографий, составитель сборника «Россия как цивилизация. Устойчивое и изменчивое».





Другие статьи